Отправить на принтер
Знайте свои права!

На пульсе дня

Впечатление
Она точно знала, что не любит саксофон, поэтому, когда за спиной раздался знакомый протяжный звук, вздрогнула и едва не вылила на себя кофе. Музыкант взял несколько нот и замолчал, а Ирка вздохнула с облегчением. 
Три месяца назад, когда она еще думала, что любит саксофон, ей представилась возможность познакомиться с живым саксофонистом. Глаза у саксофониста оказались блекло-голубыми, как нос у серого с клетчатыми заплатками Тедди. Пепельные волосы и  многоцветная ковбойка, обтягивающая слегка выпирающий живот, дополняли неуловимое сходство с любимой игрушкой, и Ирка решила, что это – судьба.
- Вы давно музыкой занимаетесь? 
- Конечно! С детства. Играть в музыку начинают раньше, чем ходить на горшок. Это мир вундеркиндов, конечно. Доказано веками! Иначе ты не музыкант, иначе не пробьешься.
- И саксофон вы сразу выбрали?
- Конечно! Ну, на самом деле, много чего перепробовал – не хотелось затеряться. Это важно, чтобы музыкант свое лицо  имел! Имя – это все! Если его нет, тебя на сцену не выпустят и на диск не запишут. Без имени музыки не бывает – отец так говорил, он всю жизнь при эстраде...
В прошлый раз место встречи назначал он, и Ирка не запомнила ничего, кроме оглушающего потока задинаменной музыки. Сегодня она привела нового знакомого – хотя ей казалось, что знает его сто лет –  в бар, стилизованный под пиратский бриг. В ста метрах за мореной дубовой балюстрадой шумело море. Хотелось слушать и слушать.
- Вы, должно быть, изумительно играете! – вздохнула девушка. - Я это вижу, знаю!
- Конечно! Послезавтра концерт у меня. В «Магадане». Странное, конечно, название для санатория на берегу Черного моря.  Вот, смотри.
Собеседник достал из стоявшего за стулом кожаного портфеля тугой рулончик глянцевой бумаги, развернул, прижимая мягкими ладонями к столешнице. Ирка представила эти ладони на своей руке...
- Ух ты! – слегка преувеличивая восторг, чтобы скрыть замешательство, выпалила она. – Лауреат международного конкурса саксофонистов в городе Сочи Леон Сильверов. Здорово! Я приду, можно?
- Конечно! А я тебе прямо там – на сцене – автограф поставлю на афише. Дарю на память! Последняя осталась. Не забудь!
Через два дня она входила в зал, предвкушая наслаждение и наваждение, какие всегда испытывала от саксофона. Леон появился на сцене с небольшим опозданием. На нем был белый костюм и белый, в темную крапинку, галстук. Черная шелковая рубашка, одетая навыпуск, переливалась в лучах софитов. Девушка улыбнулась и послала с середины второго ряда воздушный поцелуй. Концерт начался.
Ирка ждала джаза. Впрочем, она благосклонно приняла бы и классику – переложения для саксофона звучали иногда просто потрясающе.  Но со сцены полились «сиреневые туманы», замешанные на «подмосковных вечерах». Ложившиеся поверх фонограммы звуки любимого инструмента вдруг показались ей лишними, потерянными, и оттого еще более назойливыми. 
Девушка непонимающе смотрела на человека с закрытыми глазами, самозабвенно надувавшего щеки. 
- А теперь давайте поиграем! Тот, кто первым ответит правильно на мой вопрос, получит в подарок вот этот диск. – Леон Сильверов поднял в руке пластиковую коробочку в кричащей обложке. –  Итак, вопрос: у кого из великих саксофонистов было прозвище Bird – Птица?
Ирка, конечно, знала, в честь кого один из клубов Нью-Йорка получил название «Birdland» и кого при жизни считали чуть ли не богом. Но не ей же выскакивать с ответом?!
Впрочем, имя великого Чарли, Чарли Паркера, почти тотчас прозвучало из глубины зала – поколение пенсионеров знало и любило джаз.
 - О! Вы выиграли! Поднимайтесь сюда на сцену, получите ваш приз - диск с моим автографом!
И снова ей казалось, что набрякшие холодом волны, невесть откуда взявшиеся, плашмя обрушивались на беззащитных лягушек.
Перед каждым номером музыкант в белом костюме подходил к пульту, нажимал на кнопку, и хорошо поставленный женский голос объявлял название следующего произведения и имя исполнителя – Леон Сильверов,  иногда добавляя: «лауреат международных конкурсов». После выступления он выдерживал паузу, а из динамиков гремели такты, задающие ритм аплодисментам.Ей уже невыносимо хотелось оказаться в другом месте. Но уйти было нельзя. Невозможно! Немыслимо!...
Продолжение по ссылке >>
Анна ДЕМИДОВА
Спорт инвалидов
СЛЕПОЙ САКСОФОН
стр.1_ стр.2_ стр.3_ стр.4_ стр.5_ стр.6_ стр.7_ стр.8_ стр.9_ стр.10_ стр.11_..... стр.15_ стр.16_
ЭЛЕКТРОННЫЕ ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ "РУССКИЙ ИНВАЛИД" (учредитель МГО ВОИ)

находятся в меню АРХИВ НОМЕРОВ.
rus-inv@mail.ru
Создано на Craftum